ПОСЛЕДНЯЯ ЗВЕЗДА  

Кровоточит из ушей
Тишина на паперти
В центре сновидений черный карантин
Хмуро опечатаны
Все архивы памяти
В дефиците радость жизни
И адреналин
ВИА «Оргазм Нострадамуса»

Он бежал, звезда начала изменять свои размеры. Серебристым серпантином протянулась искрящаяся дорожка — хвост. Серебристый серпантин превращался в серебряный дождь. Это была единственная тысяча блестящих фонариков, освещавших безмолвное море поникших деревьев. Ничто не двигалось в этом заброшенном мире, кроме мелкой точки, отбрасывающей движущуюся тень. Ничто не успело поглотить его. Его и несколько близких к нему людей. Когда это случилось, все эти люди оказались глубоко под землей. Словно мягкое пуховое одеяло зимой, земля укрыла их от разрушающей все волны.
Мальчик остановился. Его легкие разрывались на части, задыхаясь в диком крике о кислороде, которого было несколько меньше, чем требовалось этому юнцу. Земля будто стала глазами, на несколько мгновений пареньку показалось, что он превращается в ничто. Лишь один раз ресницы соприкоснулись — он понял, что жив. Он понял, что звезда может упасть. Он понял, что должен бежать, но ему было всего шестнадцать лет. Он ощутил этот возраст всем телом — не слишком незначительный, чтобы сидеть в подземелье, не слишком подходящий для подвигов крутых парней из телевизора.
«Телевизор… — он забыл, что это было не со мной, как будто это было в прошлой жизни… Но всетаки, что же это? Ладно, вспомню потом, а сейчас главное — звезда».
Его голубые глаза обратились к темному, будто мертвому, небу. Была ночь, хотя он не был в этом уверен. Во время так называемого «дня» ничто держало их под землей, словно птиц в клетке. Но он помнил это по рассказам родителей, ему было слишком мало лет, когда ничто поглотило все. Но что-то все-таки подсказывало ему, что сейчас именно ночь. Быть может, потому что падала звезда?
В небе не было ни облачка — впервые за все то время, что он проводил на поверхности. «Удивительно, ничто распространяется и на Вселенную…» — в его глазах мерцал единственный огонек, стремительно приближающийся к земле.
Прошло тридцать секунд после его остановки, ему показалось — вечность. Но по звездному пути он понял, что вечность длилась недолго. Он двинулся дальше, маневрируя между высокими деревьями, стоявшими здесь словно памятники над могилами…
Звезда приближалась к земле, парень приближался к звезде последней жительнице воздушного моря. Да, это была самая последняя звезда, самая древняя и яркая. За ее спиной все также простиралась небо это безмолвное, бездонное блюдо спокойствия. Никто не тревожил этот омут своим холодным, колючим сиянием, ни одна ракета не стремилась открыть жизнь на другой планете. В небе царило полное умиротворение. Даже облака исчезли, не вынося этой тишины, от которой лопаются барабанные перепонки. Раньше это темное полотнище было вышито узорами созвездий, сейчас же лишь последний выдох последней звезды украшал эту печальную картину прощания. Небо ликовало, окрасившись в чёрный цвет, словно безумный старец, выплюнувший свой последний, но, увы, ненужный зуб.
Мёртвый лес был окутан тишиной, убаюкан одиночеством и отсутствием жизни. Не было даже намёка на ветер. Парень бежал из последних сил. Он уже не мог терпеть эту пустоту звуков. Он оглядывался по сторонам, и ему казалось, что у Бога в часах села батарейка и время остановилось. Но что такое Бог? Кажется, он слышал это слово в детстве… «Всё равно не вспомню, главное — успеть к звезде. Это последний шанс…»
До холма, на который по расчетам мальчика должна была упасть последняя искра жизни, оставалось сто метров. Мальчик вновь обратился к небу, в его зрачках плясала в бешеной агонии последняя ночь сошедшего с ума неба. «Успею!» — подумал мальчик, но лишь прибавил скорости.
«А вдруг не получится? Вдруг это всего лишь легенда? Да и вообще, сопляк, ты хоть помнишь, о чём она? Ты уверен, что сделаешь всё правильно?» — он явственно услышал голос своего друга, всегда превосходившего его во всём, даже в смерти. Парень остановился на вершине холма. Он провёл здесь множество ночей, срывая голос в надежде найти хоть кого-либо, оставшихся в живых. Но он лишь несколько сотен раз срывал голос, так и не услышав ответа… Сегодня он оказался на этом холме, но в полном молчании. Он судорожно вспоминал легенду, которую слышал множество раз в детстве, когда ничто ещё не казалось вечным.
«Кажется… Нет, я не уверен, что там было что-то про последнюю падающую звезду… Хм-м-м… что же? — он заметил, что серебряные искорки обжигают ему волосы. — Кажется… Точно, вспомнил! Оставшийся в живых среди могильной тишины увидит вспышку света, стремящуюся к захворавшей земле. Увидев её, он стремглав бросится к холму надежды, и лишь там осознает свою миссию — поймать последнюю звезду. Поймавший её, вернёт в этот чёрный мир дневной свет и изгонит ненавистное ничто, вдохнёт жизнь в почти заплесневевшую за пятьдесят лет планету…» Большая капля фосфорического серебра упала на затылок. Мальчик вскрикнул и понял, что звезда рядом, и она уменьшается. Он осознал, он возгордился собой. Он прозвал себя избранным. Его искалеченная душа наконец расправила крылья и воспарила над жизнью. Он впервые ощутил себя свободным, свободным от унижения и страха, свободным от всего. Его сознание отключилось от плоти, оно парило далеко за её пределами. «Только бы не пропустить звезду… — шептал он ватными губами, — помнишь, как мы играли в бейсбол в подземелье? Лови новую жизнь!»
Воздух был излишне чистым, звезда казалась значительно меньше. Её серебряный спутник поджигал макушки деревьев, которые моментально вспыхивали, будто ждали этого триумфального события всю свою жизнь.
Вокруг холма полыхал пожар, но огонь не смел подняться на каменную пустошь. Парень счёл это своей заслугой избранного… короля… бога… «Чёрт, опять это слово…» — он слегка отвлёкся. Вся картина была похожа на обряд, совершённый сумасшедшим сатанистом. Но последняя звезда приближалась…
Парень раскинул руки на встречу звезде, его глаза не могли смотреть на неё из-за завесы слёз, слёз счастья. Он не увидел, что звезда слишком велика, но он почувствовал огненное дыхание смерти. Он вспомнил всё, что знал в этой жизни, он понял, что смерть — это лучшая её часть. Он обнял звезду, она жарко поцеловала его тело… «Спасибо» — промелькнуло в угасающем сознании…
Жгучей рекой растеклась серебряная смерть, сжигая скелеты деревьев, унося жизнь последней цивилизации на земле. Уничтожая всё на своём пути, она умирала, теряя свою фосфоричность. В последний раз она вдохнула чёрную ночь, тёмную вечность. Ей было жаль, но она не могла поступить иначе…
Леннона, г.Ха[баровск]


На главную
Mailto

Hosted by uCoz